czerniec (czerniec) wrote,
czerniec
czerniec

Categories:

1140 лет со смерти ал-Джахиза

Мутазилитский философ и страстный негр и остроумный поэт и внук раба-зинджа и биолог-эволюционист Абу Усман Амр ибн Бахр ал-Кинани ал-Фукаими ал-Басри по прозвищу ал-Джахиз («пучеглазый») был чудо как умён. Он писал о квадратности и округлости, он основоположил арабскую художественную прозу, он щекотал правоверный ислам своими изощрёнными вопросами, он был негритянский расист. Первейший в человеческой истории расистский трактат «Рисалат муфахарат ал-судан 'ала ал-бидан (О превосходстве чёрных над белыми)» был сочинён ал-Джахизом в 9 веке христианской эры.

«Мы завоевали страну арабов до Мекки и правим ими. Мы поразили Зу-Нуваса и убили всех царевичей химъяритских, но вы, белые люди, никогда не завоёвывали нашей страны. Наш народ, зинджи, сорок раз восставали на Евфрате, изгоняя обитателей из домов их и превращая Убаллу в море крови. <…> Чёрные несравнимо телесно сильнее прочих людей. Один из них способен поднимать камни огромного веса и носить такие поклажи, коих и несколько человек среди белых ни поднимут, ни понесут. <…> Они смелы, крепки и великодушны, что свидетельствует об их благородстве и общей неотягощённости грехом. <…> Чёрные говорят арабам: Признак вашего варварства в том, что, когда вы были язычниками, вы смотрели на нас как на равных в праве на женщин своего племени. Обратившись же в ислам, вы стали думать противу прежнего. И, несмотря на это, пустыни полны множеством наших, кто женился на ваших женщинах, и кто стал вождём, и защищал вас от ваших неприятелей».

Удивляет многое. Потомок раба прав в своём озлобленном радостном предчувствии: почти сразу после его смерти началось 14-летнее восстание зинджей, устрашившее весь работорговый мусульманский свет. Вспыхнуло, ненадолго, над миром пугающее солнце чёрных – вольный негритянский город-республика Эль-Мухтара. Не с того ли перепугу такие отчётливые следы негрофобии даже в сказках Тысячи и одной ночи? Помните стадартный кошмар: царственная жена спит с чёрным невольником, а он притом унижает её, кормит мышиными костями и всячески третирует. «Ты лжёшь, проклятая! – воскликнул раб. – Клянусь доблестью чёрных (а не думай, что наше мужество подобно мужеству белых), если ты ещё раз засидишься дома до такого времени, я с того дня перестану дружить с тобой и не накрою твоего тела своим телом. О проклятая, ты играешь с нами шутки себе в удовольствие, о вонючая, о сука, о подлейшая из белых?»

И ещё. Негры превосходят белых в силе и мужестве, настаивает Пучеглазый. Но если бы только в этом была Слава Чёрных, то такую её любой белый чванишка, усмехнувшись, охотно признал бы. Ведь Бремя Белых – в цивилизаторстве и окультуривании, в державостроительстве. Как и всякий расист, ал-Джахиз ограничен. Но не как белые расисты. Он мозговой человек. Он дни и ночи юности своей в книжных лавках проводил, потому что едва ли всех сокровищ халифа достаточно, чтобы выкупить всё, что он жаждал прочесть. И даже смерть его – под обрушившейся стопкой книг. Да и написанного им тоже хватит на книжную лавку средней руки. Этот негр и вправду превосходил, возможно, всех тогдашних белых. Так вот, чёрные суть, по Джахизу, предтечи всего самого духовного, вдохновители всего самого мудрого, предки пророков и святых (в их числе, конечно, и дед Мухаммада Абд ал-Мутталиб, и отец Абдаллах, «чёрный как ночь и величественный»). Так то, нда… «Иные конями, иные колесницами, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся». Nkosi sikelel’ iAfrika.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments